0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Президиум ВС не согласился с позицией Экономколлегии по делу об оспаривании лицензионного договора

Президиум ВС не согласился с позицией Экономколлегии по делу об оспаривании лицензионного договора

Верховный Суд опубликовал Постановление Президиума ВС № 381-ПЭК19 от 17 июня 2020 г. по делу об оспаривании Росгосстрахом лицензионного договора, заключенного с другим страховщиком.

Повод для обращения в суд

Напомним, как писала ранее «АГ», в феврале 2017 г. ПАО «Страховая Компания “Росгосстрах”» (лицензиар) и ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» (лицензиат) заключили лицензионный договор на предоставление товарных знаков в отношении всех соответствующих товаров и услуг. По условиям договора ежеквартальное вознаграждение лицензиара составляло 195 тыс. руб., а ежеквартальный лицензионный платеж за право использования одного товарного знака – 15 тыс. руб. Срок действия договора составлял 7 лет и предусматривал автоматическую пролонгацию.

Впоследствии «Росгосстрах» оспорил в АС г. Москвы указанную сделку на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ, ссылаясь на то, что договор был заключен в ущерб его интересам, о чем ответчик знал. Истец также полагал, что из-за занижения размера лицензионных платежей по сравнению с их рыночным уровнем лицензиат необоснованно сберег денежные средства за использование товарных знаков на сумму свыше 2,6 млрд руб. Следовательно, он обязан вернуть не только сумму неосновательного обогащения, но и компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере свыше 148 млрд руб.

СИП не поддержал решения первой и второй инстанций

Арбитражные суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска. Они сочли, что на протяжении полутора лет стороны выполняли условия договора без разногласий и возражений. Поведение истца после заключения договора однозначно свидетельствовало о желании сохранить сделку в силе, при этом аналогичные сделки совершались им неоднократно – в течение длительного времени и на схожих условиях. Кроме того, обе инстанции указали на пропуск истцом срока исковой давности и недоказанность им возникновения у ответчика неосновательного обогащения и причинения убытков.

В сентябре 2019 г. Суд по интеллектуальным правам отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. В обоснование своего решения он указал, что суды не исследовали ряд доказательств, а также не дали оценки доводам компании и представленным ею доказательствам.

ВС посчитал, что СИП вышел за пределы полномочий

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество-лицензиат сослалось на нарушение Судом по интеллектуальным правам норм материального и процессуального права и просило отменить постановление кассации, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Читать еще:  Инициативы патентных изменений глазами индустриального бизнеса

После изучения материалов дела № А40-127011/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что ст. 286–288 АПК, находясь в системной связи с другими положениями Кодекса, предоставляют кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права. Следовательно, они не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Таким образом, установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и второй инстанций.

В связи с этим Верховный Суд счел, что СИП вышел за пределы предоставленных ему полномочий при направлении дела на новое рассмотрение. Тем самым, как указано в его определении, истец был фактически освобожден от неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий, получив не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов в обоснование своих требований. В результате истец был поставлен в более привилегированное положение по сравнению с другой стороной спора путем предоставления ему процессуальных прав, которыми любой другой участник судебного разбирательства в схожей ситуации не обладал бы.

Кроме того, в определении Суда отмечалось, что СИП неверно исчислил срок исковой давности, вопреки разъяснениям Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. В рассматриваемом деле именно дата заключения договора являлась датой начала течения годичного срока исковой давности, истекшего к дате подачи иска, на что правомерно указали суды первой и апелляционной инстанций. При рассмотрении дела в судах трех инстанций истец не заявлял о сговоре своего бывшего директора, заключившего оспариваемый договор, с ответчиком и не предоставлял в суды соответствующие документы, подтверждающие наличие сговора.

Верховный Суд добавил, что первые две инстанции верно сочли, что смена директора сама по себе не изменила порядок исчисления срока исковой давности. В связи с этим ВС своим определением от 10 декабря 2019 г. отменил постановление СИП, оставив в силе акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций.

Президиум ВС РФ поддержал выводы СИП

Впоследствии председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев вынес представление, в котором поставил вопрос об отмене определения Судебной коллегии по экономическим спорам, и дело было передано на рассмотрение Президиума ВС.

Президиум Суда заключил, что вывод Экономколлегии о том, что «Росгосстрах» в судах первой и апелляционной инстанций не ссылался на наличие сговора, не соответствует действительности. По его мнению, при рассмотрении дела в СИП последний установил, что нижестоящие суды не дали правовой оценки доводам истца о наличии сговора в ущерб его интересам при заключении оспариваемого договора.

Президиум ВС также счел, что вывод о том, что СИП вышел за пределы предоставленных ему полномочий, нарушив принципы равноправия сторон и состязательности арбитражного процесса, основан на неправильном толковании и применении норм процессуального права. «Исследуя вопрос о наличии либо об отсутствии убытков, причиненных истцу в результате заключения договора, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, отказал в назначении по этому вопросу судебной экспертизы и отклонил представленный истцом расчет рыночной стоимости права использования товарных знаков, не указав, каким правовым нормам противоречит названный расчет и какими иными доказательствами может быть подтверждено причинение истцу убытков», – отмечено в постановлении.

Читать еще:  Как работают коллекторы и что бывает с кредитными должниками

В связи с этим определение Судебной коллегии было отменено, а постановление СИП – оставлено в силе.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Юрист по защите интеллектуальной собственности ИТ-компании ЗАО «КРОК инкорпорейтед» Виталий Антонов отметил, что он во многом согласен с позицией Судебной коллегии по экономическим спорам. В частности, с тем, что назначение нового директора не должно влиять на течение срока исковой давности. «Такой подход пресекает возможное недобросовестное поведение участников экономического оборота и исключает “обновление” срока исковой давности», – убежден он.

По мнению эксперта, камнем преткновения стал отказ суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы, поскольку истец фактически был лишен возможности доказать факт причинения ему убытков. Кроме того, он заметил, что Президиум пришел к выводу о необоснованности определения Экономколлегии: «Суд по интеллектуальным правам также отмечал необоснованность решений судов первой и апелляционной инстанций, выразившуюся в “неисследовании ряда доказательств и доводов истца, неустановлении фактических обстоятельств, подлежащих установлению по делам соответствующей категории”. СИП и Президиум ВС РФ не произвели переоценку доказательств, что запрещено процессуальным законом, но указали на то, что суды нижестоящих инстанций не отразили результаты оценки доказательств в своих актах, а это уже нарушение процессуальных норм», – отметил Виталий Антонов.

Юрист добавил, что рассматриваемые судебные акты являются примером реализации общих принципов процессуального законодательства, однако не ставят точку в вопросах исчисления срока исковой давности, применения последствий недействительности сделок. В связи с этим он выразил надежду на то, что более подробную позицию по этим вопросам юридическое сообщество узнает после повторного рассмотрения дела.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5, адвокат Вячеслав Голенев отметил, что постановление Президиума ВС вызвало ряд споров в юридическом сообществе. «Действительно, по таким основаниям, по которым Президиум отменил определение Судебной коллегии ВС РФ, нечасто пересматривает дела и сама Коллегия по экономическим спорам. Фактически пересмотр осуществлен на грани между нарушениями норм процессуального права и вопросами факта», – полагает он.

При этом эксперт не согласился с мнением, что в данном случае вообще отсутствовали основания для пересмотра. «Если стороной действительно заявлялись доводы о сговоре (на что прямо сослался Президиум, указав тома и листы дела), но они были проигнорированы судами, то СИП мог отменить судебные акты первой инстанции и апелляции с предложением на новом рассмотрении изучить эти доводы подробнее. Относительно вопросов применения норм материального права отмечу, что позиция о природе полномочий директора юрлица, высказанная Судебной коллегией ВС РФ, имела прогрессивный характер, так как решала старый спор между органической и представительской теориями полномочий директора. Теперь этот вопрос снова “висит в воздухе”», – резюмировал Вячеслав Голенев.

Читать еще:  В Сети появились фиктивные рейтинги и чёрные списки адвокатов

Специалистами Управления Роспотребнадзора по Республике Марий Эл рассмотрено обращение гражданина на нарушение прав потребителя в магазине «Светофор» г. Йошкар-Олы ООО «Торгсервис – 16», расположенного в г. Йошкар-Ола, в связи с заключением договора розничной купли-продажи только при условии покупке товаров на сумму не менее 300 рублей.

Выставленный товар на витрину с оформленными ценниками за единицу товара при осуществлении розничной торговли является предложением данного товара к продаже неопределенному кругу потребителей.

Условием заключения публичного договора розничной купли-продажи в магазине «Светофор» является приобретение товара на сумму не менее 300 рублей. В связи с данным условием договора розничной купли-продажи для его заключения потребителю необходимо приобрести товары на сумму не менее чем на 300 рублей, данная информация до сведения покупателя доведена в наглядной и доступной форме.

Согласно п. 2 ст. 492 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), договор розничной купли-продажи является публичным договором. В соответствии с п. 1 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.). Лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Согласно п. 3 ст. 426 ГК РФ отказ лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. При необоснованном уклонении лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса: если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Согласно п. 22 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 г. № 55 продавец не вправе обуславливать продажу одних товаров обязательным приобретением других товаров.

Данные условия противоречит положениям ст. 16 Закона РФ № 2300-1 от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей».

Виновное лицо привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст.14.8 КоАП РФ. Внесено представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector