1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обиженные сотрудники, кредиторы и силовики: кто рушит бизнес

Обиженные сотрудники, кредиторы и силовики: кто рушит бизнес

История одного бизнеса

Глава «Липецкой трубной компании «Свободный сокол» Игорь Ефремов рассказывал, как он сам столкнулся с уголовными рисками. Его вместе с другим топ-менеджером предприятия обвиняют в хищении 415 млн руб. у ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» (ЛЭСК). Якобы бизнесмены не оплатили на эту сумму поставку электроэнергии, которые получил их завод. Ефремов отметил, что по поводу этой суммы они вели с ЛЭСК многолетний арбитражный спор: «А теперь нас обвинили в том, что мы украли электричество». Бизнесмен подчеркнул, что на него пытались выходить некие молодые люди с предложением «решить» вопрос с уголовным делом.

Можно приобрести материалы этой конференции. А еще доступны видеозаписи с некоторых предыдущих мероприятий.

Якобы, за это предприниматель должен погасить долг предприятия и поблагодарить нужных людей, чтобы те «забыли» о предприятии Ефремова раз и навсегда: «Мне озвучили ценник в 200 млн руб. – 150 млн должно было пойти «обиженной» ЛЭСК, еще 50 млн – в качестве «благодарности» нужным людям». По словам докладчика, сейчас их организацию дополнительно «мучают» налоговыми проверками. Бизнесмен отметил, что им недавно инкриминировали еще один состав: легализацию похищенного имущества. По версии следствия, мы якобы это сделали, потратив деньги, на изготовление наших чугунных труб, возмущался абсурдностью обвинения Ефремов. Трубы из высокопрочного чугуна.

Он подчеркнул, что их производство является единственным подобным предприятием в России: «Сейчас мы экспортируем свою продукцию в 19 стран мира. Но пока мы будем добиваться справедливости – все исчезнет, и нашему государству придется покупать трубы у Китая и Ирана». Ощущение, что мы вернулись в 1990-е годы, только вот с бандитами хотя бы можно было договориться, эмоционально констатировал предприниматель.

И возникают подобные случаи совсем не из-за недостатков отечественного законодательства. По словам адвоката Елены Вяткиной из НЮС Амулекс Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × , причина лежит в порочной правоприменительной практике. Она отметила, что до суда такие истории преследования бизнеса доходят нечасто. Поэтому важная задача – сохранить предприятие в сложный период.

У нас сейчас есть интересная правовая категория – фактическое взаимодействие. Будьте внимательны и аккуратны. Важно разграничивать отношения бизнеса и чиновников. Чтобы не было подозрений, что чья-то помощь извне была. Лучше не дружить с губернаторами.

Елена Вяткина, НЮС Амулекс

Преступные сообщества из бизнесменов и меньше формализма

Партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × , Виктория Бурковская рассказала подробно о проблеме, которая возникла со спецдекларациями. Речь идет о случае, когда сотрудники ФСБ принудительно изъяли декларацию Валерия Израйлита о контролируемых иностранных компаниях и зарубежных счетах, несмотря на отказ сотрудницы ФНС выдать документы. Впоследствии бумагу приобщили к уголовному делу против бизнесмена. Бурковская объяснила, какую поправку необходимо внести в УПК, чтобы суды могли признавать подобные действия силовиков незаконными.

Суды все менее формально подходят к вопросам представления нетрадиционных доказательств (переписка в электронной почте). Да и сам процесс ведения уголовного дела становится менее формализованным. Следователи могут сообщать о следственных действиях в мессенджере. И отметку о прочтении сообщения они будут считать за надлежащее уведомление.

Дмитрий Горбунов, партнер АБ Рустам Курмаев и партнеры

А сами налоговики в последнее время активно пересматривают результаты старых налоговых проверок. Об этом говорил партнер АБ Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × , Дмитрий Горбунов. По его словам, предпринимателям порой предлагают дать объяснение о переводах средств за границу, которые имели место несколько лет назад. Это является инструментом давления на фирму, чтобы та побыстрее погасила основную недоимку.

Пристальное внимание силовиков, по словам руководителя уголовно-правовой практики АБ А-Про A-PRO Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × Валерия Волоха, приковано и к любой сделке через «фирму-однодневку»: «Даже если она одна». Он рекомендовал вести идеальный документооборот на предприятии. И прежде, чем проводить ту или иную операцию, то на начальной стадии нужно заручиться качественной правовой поддержкой, добавил эксперт.

— Реанимирование «мертвых составов» УК, которые редко используются.

— ФНС, ЦБ и ФАС активнее консолидируются с силовиками.

— Административное производство как ступень к уголовному преследованию.

Участники мероприятия говорили и о другом тренде последних двух лет. Речь идет о том, что силовики инкриминируют бизнесменам ст. 210 УК («Организация преступного сообществ»). Из-за этого обычную фирму рассматривают как группировку с четкой иерархией, ссылаясь на наличие разных должностей в организации. Павел Горелов, партнер KDZ&partners KDZ&partners Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × отмечает, что зачастую такой состав «отваливается» с подачи прокуратуры: «Чтобы избежать оправдательных приговоров по этой статье, надзорный орган сам отказывается от этого обвинения».

Следователи используют на начальном этапе такой состав (ст. 210 УК). По нему более длительные сроки содержания под стражей обвиняемых. Плюс есть возможность арестовать все имущество – и фигурантов дела, и их родственников, и друзей даже.

Павел Горелов, партнер KDZ&partners

Нередко инициаторами преследования бизнесменов становятся их недовольные контрагенты. Валерий Застрожин, адвокат КА Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × рассказал, что порой кредиторы уверены, будто уголовный процесс против должника поможет вернуть ему деньги. Они полагают, что подобным делом получится решить все проблемы – и найти активы, и наложить аресты, рассказывает об ожиданиях некоторых интересантов в таких процессах, партнер Lidings Lidings Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × Степан Гузей. Но это далеко не так. Более того, в правоохранительные органы стоит обращаться лишь при наличии обширной информации, собранной из открытых источников, о возможном преступлении, предупредил Застрожин: «Иначе можно стать фигурантом дела о ложном доносе».

Читать еще:  Выгоден ли электромобиль: плюсы и минусы

Не нужно думать, что уголовным инструментом можно всегда защитить имущественные интересы кредитора или вывести из банкротства неудобных игроков. Да и их не слишком легко применить и контролировать.

Валерий Застрожин, адвокат КА Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры

Несостоятельность и «уголовка»

Эксперты затронули на конференции и тему уголовных дел в банкротстве. Во-первых законодательство в этой сфере требует обновления. Соответствующие ст. 195-197 УК являются явно устаревшими и утратили взаимосвязь с ФЗ «О банкротстве», подчеркнул Гузей. Да и осужденных по таким составам не очень много. По словам управляющего партнера ЮФ Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × Романа Скляра, их число ежегодно не превышает 60 человек. Сам спикер представил подробную презентацию о том, как менялась эта цифра за последние годы.

Более того, зачастую сложно разграничить гражданско-правовую составляющую с уголовной в банкротных историях, утверждает Мария Белянина, юрист ЮГ Парадигма PARADIGMA Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × . Она отметила, что как только у следователя появляется хороший анализ или документ уважаемого специалиста о реальности банкротства, то идет отказ в возбуждении уголовного дела.

На сайте конференций можно также приобрести материалы с уже прошедших мероприятий «Право.ru».

Партнер АБ Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × Дмитрий Клеточкин подробнее остановился на правильном поведении участников банкротства, чтобы «добиться своего». Многие советы эксперта касались тщательного контроля за работой арбитражного управляющего. Во-первых, нужно добиться выбора лояльной кандидатуры. Если этого не удалось изначально, то заваливать назначенного управляющего жалобами по любым поводам. Ответственность этих специалистов за последнее время лишь усилилась. Партнер АБ Прайм Эдвайс Адвокатское бюро «Прайм Эдвайс Санкт-Петербург» Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × Алексей Петухов пояснил, что нередко их привлекают по ст. 204 УК («Коммерческий подкуп»). И большинство приговоров обвинительные, заметил юрист: «Зачастую получают реальные сроки, порой до семи лет лишения свободы»

Вместе с тем, идеальной защиты от всех рисков придумать невозможно. По словам партнера АБ Павел Хлюстов и партнеры, Алексея Гурова, «креативщики» из органов могут в любой ситуации найти основу для уголовного дела. И не стоит пускать эту историю на «самотек». Он отметил, что не нужно отправлять одного юриста как представителя компании на общение с правоохранительными органами. К таким «беседам» сотрудников вообще стоит тщательно готовить, заметил эксперт. Аккуратно нужно и расставаться с работниками, иначе любой старый конфликт с ними может дать о себе знать, предупредила Мария Корчагина, партнер АБ ЗКС Адвокатское бюро ZKS Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × . По ее словам, в последнее время сотрудники правоохранительных органов используют и состав «Невыплата зарплаты» (Ст. 145.1 УК). Если фирмы параллельно с подобными долгами будет проводить какие-то иные платежи, то силовики это расценят как злой умысел со сторон работодателя, сказала адвокат.

Своеобразный итог обсуждению подвел управляющий партнер АБ Феоктистов и партнеры Феоктистов и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × , Вячеслав Феоктистов. По его мнению, изменить сложившуюся ситуацию с давлением силовиков на бизнес могут лишь по-настоящему независимые суды. Поэтому проблему нужно решать институционально и проводить новую судебную реформу, резюмировал докладчик.

На театральном процессе судили известного русского мецената и предпринимателя Савву Мамонтова, роль которого сыграл известный актер Джемал Тетруашвили. Ему пытались инкриминировать ст. 210 УК, но безуспешно. Присяжные, которых выбрали из участников конференции, единогласно оправдали Мамонтова.

Неожиданные долги

Индивидуальные предприниматели в Москве считают себя жертвами изощренной мошеннической схемы. По их словам, якобы из-за хорошо продуманной стратегии и филигранной подделки документов они неожиданно для себя самих приобрели статус должников и встали на грань банкротства, рассказали «Известиям» предприниматели. Это Ирина Андреева, Ирина Трушкина, Евгения Гусева, Оксана Богданова, Алексей Макаров, Анна Макарова, Ольга Соколова, Надежда Федорова и Алексей Смирнов.

Их истории схожи друг с другом. По рассказам предпринимателей, фирмы-однодневки якобы поставляли бизнесменам различные товары, судя по накладным — огромными партиями. К примеру, супругам Анне и Алексею Макаровым, владельцам небольшого мебельного магазина в Москве, некая компания «Веста», судя по документам, поставила 300 т стройматериалов — кирпичей и цемента — на общую сумму 900 тыс. рублей. Согласно бумагам, товар привезли не в магазин, а в квартиру на улице Алтайской. Супруги стали разбираться и увидели, что в документах столь масштабная поставка проходит по одной товарной накладной.

— То есть получается, что они нам это всё привезли одной машиной, грузоподъемность которой должна быть приблизительно 300 т, — уточнила Анна Макарова.

Супруги утверждают, что груз им не поступал, а о «покупке» они узнали только тогда, когда с их личных карт и расчетного счета списали первые 200 тыс. рублей. Позднее предприниматели обнаружили, что на их имущество и счета наложены ограничения еще на 740 тыс. рублей, арестована квартира.

Иск на индивидуального предпринимателя Ирину Трушкину подавало тоже ООО «Веста», но эта организация управлялась другим гендиректором и характеризовалась иным основным видом деятельности. Иринина «Веста» по документам занимается продажей стройматериалов, а иск касается поставки соляриев, которые, по словам женщины, ей не привезли. У одноименной компании, предъявившей претензии супругам Макаровым, основной вид деятельности — косметика.

По словам Алексея Смирнова, якобы мошенники списали с него долги на 3,3 млн рублей. Это наиболее крупная сумма из тех, которые оспаривают предприниматели. В остальных случаях речь о долгах в 800–900 тыс. рублей.

Кошмарить по правилам: силовики заключили «пакт о ненападении на бизнес»

Документ «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля» за органами, осуществляющими оперативно-разыскные мероприятия, подписали главы силовых ведомств. Он вводит запрет на изъятие документов без копирования, арест предпринимателей без возможности оформить доверенность. Следить за соблюдением соответствующих пунктов будет прокуратура. «В нормальном правовом поле такие бумаги не рождаются», — считают эксперты «БИЗНЕС Online», указывая на массу лазеек, которые оставляют себе правоохранители.

Читать еще:  Как обжаловать решение суда: можно ли и куда обращаться

Александр Бастрыкин (слева) и Александр Бортников подписали документ, в котором содержится ряд новых предписаний для правоохранительных органов при расследовании дел в отношении бизнесменов Фото: kremlin.ru

запрет на изъятие документов без копирования и на арест без оформления доверенности

Некий совместный документ под названием «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля» за органами, осуществляющими ОРМ, дознание и предварительное следствие, подписали руководители ряда госструктур. Под бумагой, сообщает «Коммерсантъ», стоит подпись генпрокурора Игоря Краснова, председателя СКР Александра Бастрыкина, директора ФСБ Александра Бортникова, министра внутренних дел Владимира Колокольцева и главы ФТС Владимира Булавина. В документе содержится ряд новых предписаний для сотрудников правоохранительных органов при расследовании дел в отношении бизнесменов. Необходимость этой инициативы возникла из-за продолжающихся нарушений законодательства РФ при выявлении и расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности.

В документе изложен ряд ограничений для правоохранителей. В частности, декларируется, что проведение оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) недопустимо, если приведет к вмешательству в гражданско-правовые отношения. Изъятие каких-либо оригиналов документов, флешек, жестких дисков, которые нужны для ведения бизнеса, возможно только в том случае, если начата доследственная проверка или уже возбуждено уголовное дело. Но даже в таком случае предпринимателям позволят снять копии с документов — лишь бы это не мешало хозяйственной деятельности бизнеса. Кроме того, нельзя будет изымать предметы хоздеятельности, которые не принадлежат человеку в статусе подозреваемого или обвиняемого, — исключение может быть, только если они являются прямыми доказательствами по уголовному делу. Во всех других случаях органы должны будут довольствоваться лишь копиями интересующих их документов, ничего не относящегося к делу они изъять не смогут.

В отношении обвиняемых в преступлении предпринимателей недопустимо использование ареста при избрании меры пресечения без явных на то оснований Фото: © Алексей Сухоруков, РИА «Новости»

Кроме того, подписавшиеся под документом напомнили о том, что, в связи с постановлением пленума Верховного суда РФ, в отношении обвиняемых в преступлении предпринимателей недопустимо использование ареста при избрании меры пресечения без явных на то оснований (если иное не прописано в ст. 108 УПК РФ, в которой изложены основания для заключения под стражу,прим. ред.) К этому добавляется еще один любопытный пункт: если так вышло, что предприниматель помещен под стражу или домашний арест, то к нему необходимо обеспечить беспрепятственный доступ нотариусов, чтобы он мог оформить доверенности на продолжение своей предпринимательской деятельности.

За соблюдением всех этих правил будет пристально следить прокуратура, которой добавляют полномочий при выявлении нарушений в отношении задержанных предпринимателей. Например, в качестве меры прокурорского реагирования они смогут инициировать передачу материалов расследования из одного следственного органа в другой. Особенно прокурорские будут следить за сроками расследования дела. Если срок превышает 12 месяцев, то прокуратура должна информировать об этом центральный аппарат. Если же следствие специально затягивается, как это часто бывает на практике, путем то приостановки и прекращения дела, то его возобновления, тогда прокуроры смогут выступить с жалобой об этом напрямую руководителями следственных органов, в том числе даже главе федерального СКР.

Борис Титов огорчен тем, что в соглашение не вошли меры, направленные на недопущение привлечения предпринимателей к уголовной ответственности в нарушение прим. 1 к ст. 210 УК РФ («Организованное преступное сообщество») Фото: «БИЗНЕС Online»

«Чем больше контроля над теми, кто нас контролирует, тем лучше»

Описанные в документе силовиков новые меры по недопущению какого-либо значимого ущерба делу всей жизни предпринимателей, попавших под следствие, приветствует Борис Титов. Но бизнес-омбудсмен оказался огорчен тем, что в соглашение не вошли меры, направленные на недопущение привлечения предпринимателей к уголовной ответственности в нарушение прим. 1 к ст. 210 УК РФ («Организованное преступное сообщество»).

Отметим, ежегодно Титов представляет президенту России Владимиру Путину доклад об условиях ведения бизнеса в стране. Каждый раз в данном докладе бизнес-омбудсмен отмечает, что одним из препятствий развития предпринимательства в России выступает административное давление, особенно со стороны силовиков. Так, в мае Титов докладывал Путину, что по итогам 2019 года треть всех обращений в его адрес касались жалоб на необоснованное уголовное преследование бизнеса, чаще всего лица привлекались по ст. 159 УК РФ («Мошенничество»). По опросу экспертов, проведенному аппаратом бизнес-омбудсмена, три четверти предпринимателей считают ведение бизнеса в России небезопасным и их доля с каждым годом только увеличивается.

По данным СК, МВД и ФСБ за 2019 год, которые приводят «Ведомости», по «экономическим» статьям 159–159.6 («Мошенничество»), 160 («Присвоение или растрата», 165 («Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверием»), и по статьям главы 22 УК РФ («Преступления в сфере экономической деятельности») было зарегистрировано 317 тыс. преступлений. Но не все они совершены предпринимателями, разумеется.

Руководитель общественной приемной уполномоченного при президенте РТ по защите прав предпринимателей Филипп Зарубин документ оценил положительно. «Есть большая проблема в том, что нередко люди, которые чувствуют власть, рано или поздно начинают использовать ее не в нужном направлении. Сотрудники полиции, следствие, прокуратура — кто угодно может прийти и прижать — рано или поздно придут и прижмут. Поэтому инициатива, что за ними нужно ужесточить надзор, — это то, что нужно, и очень давно, — рассказал Зарубин. — Есть большое количество обращений, в том числе к нам, которые связаны с тем, что кто-то или чей-то бизнес кому-то помешал и конкуренты через это пытаются задавить. Даже если сотрудники полиции не заинтересованы, конкуренты пользуются этим, зная, что напишут заяву, и полиция вытрясет из него душу, чтобы просто как-то отработать. Чем больше контроля над теми, кто нас контролирует, тем будет лучше».

Что касается инициативы Титова, то Зарубин отмечает, что в Татарстане такого практически нет. «У нас по-другому поводу придираются. Титов говорит о том, что часто разных предпринимателей включают в состав организованной преступной группы и за счет этого происходит еще большее давление. Так и нужно — исключить эту возможность. Просто в Татарстане этого не так много, как где-то еще, — говорит руководитель приемной. — У нас влияют на людей по-другому. Может прийти сотрудник полиции и своими полномочиями задушить цветочный магазин, а рядом начнет работать другой».

Читать еще:  Сколько зарабатывает мультипликатор, чем занимается, особенности профессии

Владимир Гусев считает, что первое, за что должны бороться омбудсмен и предприниматели, — это за изменение формулировки ст. 159 («Мошенничество») Фото: «БИЗНЕС Online»

«НЕ ПРИХОДИТСЯ ГОВОРИТЬ, ЧТО ЗАВТРА ДЛЯ БИЗНЕСА ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО И ПРЕКРАСНО»

«Какое-то время все это (нарушения со стороны правоохранителейприм. ред.) будет продолжаться, — полагает председатель ТПП РТ Шамиль Агеев. — Инерция слишком большая. Там же целый аппарат, к тому же личные амбиции этих следователей… Поэтому не думаю, что все это будет быстро осуществимо».
Внезапную актуальность документа собеседник издания объясняет последствиями коронавируса. «Когда действовал режим самоизоляции, были запреты на проверки, а сейчас этот запрет снимается и все [правоохранители] рвутся что-то наверстать, — говорит Агеев. — А с другой стороны, руководство страны подает сигнал бизнесу: „Ребята, работайте спокойно, нам нужен результат!“ Потому что без бизнеса, без развития экономики очень сложно развиваться стране, тем более при наличии санкций. Поэтому в какой-то степени это хороший сигнал для бизнеса. Надо, чтобы его юридические службы плотно работали, надо уметь защищать и отстаивать свои права. Естественно, предприятия не белые и не пушистые, есть нарушения, но надо, чтобы бизнес не тормозился».

В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» владелец сети «Добропек» Олег Стерлядев назвал данный документ ерундой. «В нормальном правовом поле, в котором мы с вами не живем, такие бумаги не рождаются, — заметил он. — Для чего такой документ рождать, если все работает как часы?» По мнению нашего собеседника, от заключении такого «пакта о ненападении на предпринимателей» ничего не поменяется. «Все будет работать так, как работает, — опасается Стерлядев. — У нас прямые приказы президента не исполняются, поэтому какое там…»

Появление такого документа именно сейчас собеседник издания связывает с намерением властей «успокоить массы». «Дать какую-то таблетку недорогую, чтобы мы с вами поверили, что все будет хорошо, — говорит владелец „Добропека“. — Грубо говоря, за наш счет нас успокаивают, что у нас теперь все будет хорошо. А по факту все эти меры, которые они принимают, направлены совершено на другое. На то, что гайки закручиваются, налоги повышаются, а среда становится просто невыносимой для ведения бизнеса. А в итоге все эти документы [нужны], чтобы нам показать, что они что-то делают».

Адвокат Владимир Гусев считает, что появление описанного документа — это веяние времени. «Кажется, президент России в апреле подписал поправки в Уголовный кодекс о примечаниях к статье 210. Видимо, это примечание хотят развить дальше, — говорит эксперт. Однако в содержании документа собеседник издания пока видит недоработки. — Мне кажется, в таком виде он вряд ли кардинально сможет снизить нарушения со стороны правоохранителей. Например, пункт об ограничении изъятия документов из компьютера всегда можно объяснить тем, что это было нужно для следствия и без этого оно бы не обошлось. И мы же с вами прекрасно понимаем, что пока их не изымут и не изучат, заранее нельзя знать, имеет документ какое-то отношение к делу или нет. Соответственно, это похоже на полумеры, которые являются в основном оценочными, и всегда будут трактоваться судами в пользу правоохранителей».

По мнению Гусева, первое, за что должны бороться омбудсмен и предприниматели, — это за изменение формулировки ст. 159 («Мошенничество»). Наш собеседник говорит, что в основном есть два направления — либо уклонение от уплаты налогов, либо мошенничество. «Правоохранители сегодня могут любую предпринимательскую деятельность подвести к мошенничеству. Думаю, как только предпринимательство выведут из этого фасада, это будет началом гарантий», — сказал собеседник издания.

Рамиль Ахметгалиев: «Исходя из того, что уже опубликовано по документу в открытых источниках, могу сказать, что результатов и изменений в ближайшее время точно не будет» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Исходя из того, что уже опубликовано по документу в открытых источниках, могу сказать, что результатов и изменений в ближайшее время точно не будет, — скептически настроен и соучредитель и управляющий адвокатского бюро „А2К“ Рамиль Ахметгалиев. — Есть признаки декларативности документа. То, что в нем написано, уже вытекает из закона о полиции, о проведении оперативно-разыскной деятельности. С другой стороны, исключать влияние документа тоже неправильно. Практика будет меняться, но не так быстро. Какие-то хорошие вещи, которые фактически связали уголовно-процессуальный кодекс, где уже были определенные запреты и ограничения, связанные с изъятием документов, электронных носителей информации, сейчас появились и в этом приказе по проведению оперативно-разыскных мероприятий».

Ахметгалиев в разговоре с изданием рассказывает свежий случай из практики. «В любом случае сотрудники полиции и их проверки — это такой бич для бизнеса. Буквально вчера я консультировал руководителя организации, который получил запрос от оперативных служб на основании этого же закона и приказа — предоставить документы за весь период по взаимодействию с контрагентами через один день… Быстрых изменений не будет, — говорит эксперт и проводит аналогию. — Я занимался этим, и доводил до Конституционного суда. В федеральном законе „О прокуратуре“ нормы о проведении прокурорских проверок несколько лет назад были сформулированы примерно так же, как сейчас в данном приказе. Когда этот вопрос дошел до Конституционного суда, вышло постановление и поправки в ФЗ „О прокуратуре“. Тогда практика тоже начала меняться, и менялась не быстро. Поэтому не приходится говорить, что завтра для бизнеса все будет хорошо и прекрасно, во всяком случае для представителей бизнеса и юристов, адвокатов, которые защищают их интересы, появился дополнительный нормативный акт, который позволит отстаивать их права».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector