1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

От презумпции до субординации: актуальные судебные споры

От презумпции до субординации: актуальные судебные споры

Фактические презумпции и аксиомы

В рамках делового завтрака Нина Боер, партнер и глава офиса ФБК Legal в Санкт-Петербурге, рассказала о формировании в России института фактических презумпций. «Эту тему сложно переоценить, она очень важная», — заявил Дмитрий Дякин, партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», который выступил модератором сессии.

По словам Боер, проблема института заключается в том, что вышестоящие суды зачастую не утруждают себя указанием на то, что является фактической презумпцией, какое утверждение полагается и как оно может быть опровергнуто.

На мой взгляд, мы сталкиваемся с проблемой, поскольку суды формулируют фактические презумпции как некие аксиомы.

Нина Боер, партнер и глава офиса ФБК Legal в Санкт-Петербурге

Эксперт уверена: очень важно понимать, какие утверждения являются презумпцией. Развитие же института фактических презумпций она видит в более точном их формулировании: «Формулируя презумпцию, а не аксиому, мы сможем понимать, как ее опровергнуть». Ноер выразила надежду, что в будущем в российском правопорядке будет развиваться идея формализации, кодификации фактических презумпций и формулирование стандартов доказывания для их опровержения.

Огульное субординирование

Сопредседатель Коллегии адвокатов «Регионсервис» Сергей Учитель рассказал участникам форума о субординации требований аффилированных кредиторов. По словам эксперта, Верховный суд за последние годы посвятил этой теме сразу несколько — семь — определений, но каждое лишь вносило все больше неопределенности. Все дело в том, что этот вопрос не зарегулирован на законодательном уровне, и источником нормативного контроля выступают именно судебные акты. «ВС неоднократно подходил к рассмотрению таких дел, но, на мой взгляд, чем больше он решает, тем больше возникает дискуссий», — пояснил Учитель.

По его словам, сейчас существует два подхода к субординации требований аффилированных кредиторов: жесткий, когда требования аффилированных лиц выводятся за реестр, и мягкий, когда требования аффилированных должнику лиц могут быть включены в реестр при наличии определенной совокупности доказательств.

«На мой взгляд, к проблеме нужно на законодательном уровне определиться, какой подход мы выбираем».

Сергей Учитель, сопредседатель Коллегии адвокатов «Регионсервис»

Сам же он считает более предпочтительным именно мягкий подход, и считает нужным установить целый ряд критериев, по которым будут оцениваться сделки — например, финансовое состояние должника на момент возникновения обязательства, его организационно-правовую форму и прочее. «В российских реалиях с «групповой» структурой компаний абсолютно недопустимо огульное субординирование всех отношений между аффилированными лицами», — заключил Учитель.

Читать еще:  Как снять офис: как выбрать офисное помещение и составить договор аренды

Замещающие сделки: новое — не аналог поддержанного

Следом Рустам Курмаев, управляющий партнер Юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры», на примере «дела о вагонах» — спора между ООО «ЗМК-1520» и АО «НПК» (№ А40-49262/2018) — рассказал о взыскании убытков по замещающим сделкам. Первоначально «НПК» заключил с контрагентом договор поставки узкоспециализированных поддержанных вагонов — штрипсовозов. В последующем по «своего рода бизнес-решениям» договор поставки не был реализован, и вагоны были поставлены другому лицу. Огорченная компания «ЗМК-1520» решила предъявить иск о взыскании убытков в виде взыскания разницы между стоимостью поддержанных вагонов и стоимостью новых вагонов — примерно на 800 млн руб. Первая инстанция согласилась с иском и указала: поскольку покупатель не смог найти на рынке поддержанные вагоны, он был вынужден купить новые, а потому «НПК» должна возместить разницу в стоимости.

Апелляция с таким подходом не согласилась и отказала в иске, а кассация направила спор на новое рассмотрение в АСГМ, где он сейчас и рассматривается. Суды согласились с тем подходом, что в случае, когда компания покупает вместо поддержанных вагонов новые, она по сути приобретает не аналогичный товар, а товар с другими характеристиками. «Главное, что было сформулировано — что нельзя вместо поддержанных вагонов покупать новые вагоны и требовать возмещения убытков. Это не соответствует концепции замещающей сделки», — пояснил Курмаев. Он уверен, что критерий аналогичности — это именно то, что нужно исследовать по этой категории споров.

Чем популярнее товар, чем шире границы товарного рынка — тем строже должны быть критерии аналогичности.

Рустам Курмаев, управляющий партнер Юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры»

Cторонам по сделкам эксперт посоветовал разумно подходить к поиску и замене аналогичных товаров.

Жесткий подход к субсидиарной ответственности

Максим Степанчук, партнер Delcredere, поднял одну из самых важных «банкротных» тем — субсидиарную ответственность руководства. Юрист напомнил о деле «Дальней степи», в котором руководителей привлекли к субсидиарной ответственности спустя 14 лет после начала банкротства. По его словам, сейчас эта проблема остро стоит перед всеми — теперь опасно рваться в правление, совет директоров компании, ведь к «субсидиарке» могут привлечь даже через много лет.

Когда институт субсидиарной ответственности изменили, я был рад и встретил событие со сдержанным оптимизмом. А сейчас становится немножко страшно — сначала она вообще не работала, а потом суды сразу стали применять жесткий подход. Статистика «улетела в небо» — очень много заявлений, всех привлекают к ответственности.

Максим Степанчук, партнер Delcredere

Дякин согласился с тем, что судебную систему бросает из крайности в крайность между отсутствием субсидиарной ответственности и «жестким» подходом. При этом привлечение к субсидиарной ответственности даже не всегда помогает взыскать убытки — а большинством исполнительных листов можно украшать стену налогового органа, уверен Степанчук. «Я призываю думать о банкротстве не только, когда все плохо — это новый объективный риск, который есть в любом предприятии в любой момент», — заключил он.

Читать еще:  «Аэрофлот-бонус»: как получить, накопить мили и потратить выгодно

Тренды судебного финансирования

Максим Карпов, управляющий партнер NLF Group рассказал о финансировании судебных споров, на котором специализируется его компания. Он выделил три ключевых тренда на рынке, которые возникли в последние годы. Первый — рост количества запросов по финансированию исков, не имеющих прямой денежней оценки, но имеющей достаточно серьезный косвенный финансовый эффект. «Мы с партнером сэкономили порядка 100 млн руб. в виде экономии на строительстве газораспределительной сети. Мы профинансировали иск к собственнику одной из таких частных сетей о «врезке» в эту сеть на основании антимонопольного законодательства. Это позволило не строить такую же сеть», — привел пример юрист.

Рынок судебного финансирования по факту существует чуть меньше трех лет, мы уже вложили в процесс несколько сотен миллионов рублей. Для российского рынка, который существует несколько лет — это много.

Максим Карпов, Управляющий партнер National Legal Finance Group

Второй тренд — рост запрос не только на финансирование, но и на некий проектный менеджмент, на участие управление проектами. Третий — растет число запросов на совместное финансирование выкупа «стрессовых» активов — например, дебиторской задолженности юридических лиц, либо других активов.

Покупка требований аффилированным лицом в ходе банкротства — не основание субординации требования

В деле о банкротстве Международной телекоммуникационной компании ЭРА ВС РФ пришёл к выводу о том, что приобретение аффилированным должнику лицом требования к должнику по договору цессии после является компенсационным финансированием в смысле п. 6.2 Обзора судебной практики ВС РФ от 29.01.2020.

В ситуации, когда скрытый от кредиторов план выхода из кризиса не удалось реализовать, требования о возврате компенсационного финансирования не могут противопоставляться независимым кредиторам и подлежат понижению в очередности.

Однако после введения процедуры по делу о банкротстве невозможно скрыть неблагополучное финансовое положение должника. Об осведомлённости независимых кредиторов об этом свидетельствует и сам факт включения их требований в реестр. В связи с этим выкуп задолженности у таких кредиторов не может рассматриваться как направленный на предоставление должнику компенсационного финансирования.

Обратный подход был бы препятствием для реализации возможности независимых кредиторов хотя бы частично удовлетворить свои требования путем их уступки.

Следует учитывать, что само по себе нахождение в реестре требований кредиторов аффилированного с должником лица не влечёт для независимых кредиторов негативных последствий и не является противозаконным. При обращении контролирующих должника лиц и аффилированных с ними кредиторов с заявлениями о включении их требований в реестр рекомендуем не только анализировать природу задолженности, но и проверять срок возникновения обязательств. Это может позволить добиться субординации требований таких кредиторов и повышения степени удовлетворения собственных притязаний к конкурсной массе.

Читать еще:  В новом КоАП пропишут штрафы для тех, кто мешает адвокатам

Залоговые кредиторы

Комментарии

Добрый день! Хочу у вас получить консультацию. На данный момент являюсь обвиняемым по уголовному делу по статье 119 ч.1. Было одно заседание в суде. Изначально планировалось слушание в особом порядке. Так как потерпевший шёл на примирение и я подписал признание своей вины. Судья отказал в примирении сторон. И я принял решение отстаивать свою невиновность.

Хочу узнать есть ли возможность отстоять в суде свою невиновность? Настаивать на проведении следственного эксперимента? Прохождение экспертизы на полиграфе всех участников дела? Могу ли я подать такие ходатайства в суде?

Кратко о составе дела: 1 апреля 2017 года с соседями по лестничной клетке произошли разногласия по вопросу курения их в подъезде. Пробовали жаловаться участковому, на что тот сказал снимайте их на видео и присылайте только тогда примут меры. О себе: проживаю в этом доме с декабря прошлого года. Жильё арендую. Был сильно удивлён бездействием других соседей и участкового. Проживаю с дочерью 12 лет. Вдовец. Поднимаясь на 5 этаж пешком (лифта нет) вынуждены всегда вдыхать дым этих людей. Кроме того постоянно распивающих спиртные напитки и высказывающие свои комментарии поднимающимся людям, в том числе и детям. В этот день мы вызывали полицию и просили принять меры и оштрафовать их! Полиция не отреагировала, тем самым лишь подзадорив нарушителей.

По своей глупости и возмущённости( будучи не трезвым) я ночью вышел на улицу с коллекционной шашкой( которую признали ХО). Производя шум и повредив витрину ныне не существующего магазина(не существенно). Так же спускаясь разбил два цветочных горшка( восстановил). За мной вышла подруга( она же свидетель происходящего) успокоив меня, мы стали подниматься к себе в квартиру. В это время на меня набросился гражданин( который в последствии стал потерпевшим) и отобрал шашку. Впоследствии его жена вызвала полицию. К тому моменту я уже получил травмы и оскорбления. Затем приехала полиция и задержала меня.

Позже на следствии мне объяснили, что открыли дело по обвинению меня в угрозе убийству данного человека. Такую угрозу я не производил. Личной неприязни к нему не испытывал. Так

как не знал ни его имени, ни его места проживания. Мотива не имел.

О себе: ранее не судим, имею прекрасную репутацию, образование высшее, отец одиночка, вдовец, 39 лет, работаю в театре актёром около 20 лет. На учёте нигде не состою. По роду деятельности и увлечению имею небольшую коллекцию законных макетов оружия.

Как мне поступить? Как доказать свою невиновность в данном обвинении?

В свою очередь признаю неправомерность своих действий. Готов нести ответственность, но не такую строгую.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector