2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Связанные одной целью: в чем проблемы аффилированных кредиторов

Связанные одной целью: в чем проблемы аффилированных кредиторов

Финансирование бизнеса аффилированными компаниями стало традицией в России. Этому способствовал целый ряд факторов — как налоговые удобства, так и то обстоятельство, что в случае банкротства должника, внутрикорпоративные займодавцы имели возможность участвовать в деле наравне с независимыми кредиторами, рассказывает Павел Хлюстов, управляющий партнер АБ «Павел Хлюстов и партнеры».

Но в последние годы практика начала меняться: сперва Экономколлегия ВС взяла курс на борьбу с непосредственными участниками общества, которые пытаются встать в реестр кредиторов на основании заемной задолженности, а впоследствии распространила эту практику на займы всех аффилированных с должником лиц.

Как развивается практика?

Верховный суд затронул проблему внутрикорпоративных займов еще в 2015 году. Тогда Экономколлегия в деле № А33-16866/2013 подчеркнула: одного лишь факта, что займ выдал участник должника, недостаточно для вывода об отсутствии заемных отношений и направленности на реализацию внутрикорпоративных отношений. «Эта позиция была воспринята нижестоящими судами как руководство к включению займов от акционеров и участников в реестр требований кредиторов несостоятельного должника», — комментирует Хлюстов.

Банкротство-2019: в поисках баланса

Но уже в 2017 году в рамках дела № А32-19056/2014 ВС скорректировал практику. Тогда высшая инстанция указала: сам по себе факт аффилированности заемщика и должника еще не говорит о том, что требования нельзя включать в реестр. Но при этом суд напомнил, что заем может использоваться вместо механизма увеличения уставного капитала, что позволит формально нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность — а значит, нарушить права независимых кредиторов.

За два месяца до этого решения Экономколлегия в деле № А12-45751/2015 указала: единство экономических интересов кредитора и должника можно доказать не только через подтверждение аффилированности юридической, но и фактической. То есть, даже если формально аффилированности нет, то это еще не значит, что ее нет на самом деле — о ней может свидетельствовать, например, заключение сделок и последующее их исполнение на условиях, недоступных независимым участникам рынка.

Мягкий подход к субординации требований

Эти решения привели к тому, что суды начали применять «мягкий» подход при субординации требований аффилированных кредиторов. При таком подходе требования аффилированных должнику лиц могут быть включены в реестр при наличии определенной совокупности доказательств. Противоположный «жесткий» подход в свою очередь предусматривает вывод требований связанных с должником лиц «за реестр» — сейчас он применяется в основном к требованиям участников общества, но не к аффилированным заемщикам.

В 2018 году эта практика получила развитие. В определении по делу № А40-140479/2014 ВС при оценке займов между аффилированными структурами призвал оценивать, в каком финансовом состоянии находился должник при предоставлении займа и раскрывалась ли публично информация о предоставлении займа.

Читать еще:  Сколько стоит поставить брекеты на зубы: как сэкономить и получить за них налоговый вычет

Процедура корпоративного займа может происходить открыто, когда о нем уведомляют кредиторов и других лиц, чтобы они знали реальное состояние дел, решил тогда ВС. Но если мажоритарный участник или акционер вкладывает средства с помощью займа, и — такие действия позволяют завуалировать кризисную ситуацию и создать перед кредиторами иллюзию благополучного положения дел в обществе. И если «тайный» план выхода из кризиса не удалось реализовать, то убытки в пределах своих вложений несут сами контролирующие лица, которые одобрили этот план.

Константин Гричанин, заместитель директора департамента судебной практики НК «Роснефть», напомнил и о других важных для практики выводах Верховного суда:

  • В деле № А81-7027/2016 Экономколлегие обратила внимание на необходимость исследования правовой природы отношений, целей и источников предоставления денежных средств, а также экономических мотивов сделки;
  • В определении по делу № А32-14248/2016 ВС указал: наличия в действиях кредитора злоупотребления правом уже самого по себе достаточно для отказа во взыскании долга.
  • Оценка наличия или отсутствия аффилированности не должна быть ограничена проверкой прямых доказательств — ведь конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица. Об этом ВС напомнил в деле № А40-122605/2017.

Как рассказывает Хлюстов, во многих случаях нижестоящие суды продолжают упрощать споры — они «предпочитают видеть в ВС адепта «жесткой» модели» и зачастую отказывают аффилированным кредиторам во включении в реестр без проверки необходимых обстоятельств. «Это является заблуждением. Чтобы отказать во включении такого требования суду необходимо проанализировать индивидуальные особенности спора, свидетельствующие об экономической цели и правовой природе предоставленного финансирования», — подчеркивает эксперт.

Многие суды применяли и продолжают применять формальный подход в рассмотрении такой категории споров, не исследуя правовую природу отношений между аффилированным лицом и должником, соглашается Марина Баландина, руководитель практики ФБК Право ФБК Право Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × .

Как распределяется бремя доказывания?

В то же время, Баландина подчеркивает: с учетом складывающейся судебной практики (преимущественно Верховного суда) у аффилированного кредитора есть все шансы на включение в реестр — если он сможет доказать реальность сделки и ее экономическую целесообразность.

О том, что бремя доказывания аффилированности — а точнее, ее отсутствия — лежит на потенциально связанном с должником кредиторе, Верховный суд указывал во множестве своих решений. По сложившейся практике, суд может возложить на него обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения сделки либо мотивы поведения в процессе исполнения уже заключенного соглашения.

«Кредиторам должника достаточно заявить разумные сомнения или возражения, после чего бремя доказывания обоснованности требований переходит на заявителя этих требований», — объясняет Гричанин. «Для возложения такого максимального бремени доказывания на аффилированного кредитора иным лицам достаточно представить — помимо сведений о заинтересованности должника и заявителя — доказательства наличия разумных сомнений в наличии долга или в реальности намерений при совершении сделок», — соглашается Евгений Лиджиев, адвокат КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × .

Читать еще:  Товарные знаки в других странах

На что обращают внимание суды?

Максим Стрижак, управляющий партнер Стрижак и партнеры Стрижак и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × , рассказывает, что для выявления признаков недобросовестного поведения кредитора суды обращают внимание на:

  • Нерыночные условия договоров между кредитором и должником;
  • Транзитный характер проводок денежных средств и свободное движение средств внутри группы компаний в которую входят — или входили — кредитор и должник;
  • Нерациональное поведение сторон по сделке — например, отсутствие попыток взыскания долга до момента возникновения банкротства, предоставление новых займов при нарушении должником ранее заключенных обязательств;
  • Отсутствие экономической целесообразности совершения операции и правового смысла избранной формы сделки, а также заведомое отсутствие возможности у должника исполнить вновь создаваемое обязательство. Например, в случае, когда сумма обязательства превышает активы участников сделки.

«Однако, так как описать все способы злоупотребления фактически невозможно, то и перечень критериев для их определения не является закрытым и постоянно дополняется новыми», — предупреждает юрист.

Как добросовестному кредитору включиться в реестр?

Добросовестный аффилированный кредитор должен вынести одно правило – презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений, в случаях с аффилированными кредиторами в банкротстве, не работает. Об этом говорит Алина Манина, Заместитель управляющего партнёра Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × .

Она же дает и ряд практических советов. В первую очередь, добросовестному кредитору следует сразу занимать активную процессуальную позицию, а не ждать, что суд начнет самостоятельно — например, на основании доводов другой стороны — устанавливать обстоятельства по делу.

Нужно доказать, что долг был реальным. Для этого потребуется вся первичная документация по сделке, оригиналы документов, выписки о движении денег по банковским счетам. У должника можно истребовать с помощью суда доказательства наличия долга в бухгалтерской отчетности — это тоже поможет доказать реальность займа.

В любом случае придется доказать суду экономическую обоснованность и целесообразность заключения сделки. «Ведь вы аффилированное лицо и должны знать состояние должника на момент совершения сделки», — подчеркивает Манина.

Миноритарному участнику или акционеру будет проще доказать, что займ не носил корпоративный характер и не был направлен на создание искусственной задолженности в целях контроля над процедурой банкротства. «Предоставление же займа, например, единственным участником должника повлечет дополнительные вопросы у суда о характере сложившихся правоотношений», — предупреждает эксперт.

От квалификации займа как корпоративного может спасти указание в договоре на определенную цель предоставления денег. Если договор уже заключен, и указания в нем нет, то нужно убедить суд в том, что цели предоставлялись для какого-то конкретного проекта и были реальной инвестицией в деятельность должника: «Возможно, у вас могла сохранится переписка с другими участниками должника, если вы вели переговоры по определенному проекту. Все это поможет вам в доказывании своей добросовестности».

Что дальше?

Эксперты «Право.ru» сходятся во мнении: проблему аффилированных кредиторов в банкротстве нужно решить на законодательном уровне. «Уже давно назрели изменения в ст.71 и 100 Закона о банкротстве, которые по сути не предусматривают никаких значимых правил», — считает Евгений Лиджиев. Он предлагает установить общее повышенное бремя доказывания для включения в реестр, а также — сверхповышенное бремя доказывания для лиц, аффилированных с должником.

Читать еще:  Как купить билет на концерт за границей — сколько стоит, как организовать поездку?

По мнению Максима Стрижака, необходимо систематизировать и закрепить в законе критерии субординации требований кредиторов, уже выработанные судебной практикой. Кроме того, он предлагает узаконить распределение бремени доказывания и стандарты доказывания. Решение этой задачи поможет создать понятные и прозрачные правовые механизмы регулирования взаимоотношений независимых и аффилированных кредиторов, уверен эксперт.

Проблемы аффилированных кредиторов в банкротстве (и многие другие трудности банкротных дел) эксперты обсудят на предстоящей конференции «Право.ru» под названием «Банкротство-2019: в поисках баланса», которая состоится в Москве 21 июня 2019 года.

Аффилированные лица: основные сведения

Статья 53.2 ГК РФ определяет аффилированность как отношения связанности лиц между собой. Соответственно, аффилированные лица – это физические и юридические лица, которые могут влиять на деятельность других юридических и (или) физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью.

Отношения между лицами в контексте аффилированности классифицируются по следующим понятиям:

  • состав аффилированных лиц;
  • степень их зависимости друг от друга;
  • правовая форма зависимости.

Законодательно регулируются не все отношения между аффилированными лицами, а только сделки и действия, которые могут затрагивать добросовестных участников рынка или привести к конфликту интересов между самими связанными лицами.

Аффилированность бывает односторонней и двусторонней. В первом случае один субъект оказывает влияние на другого. Во втором – несколько лиц воздействуют друг на друга.

Из положений статьи 4 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности…» следует, что отношения связанности должны быть юридически оформлены – без этого они не будут соответствовать критериям аффилированности, приведенным в этом же законе.

Однако судебная практика не имеет единой позиции относительно того, признавать или нет лица аффилированными, если отсутствуют юридически оформленные отношения. И если еще десять лет назад судьи выносили решения, опираясь на формальные признаки…

Например, в деле по оспариванию сделок с заинтересованностью (Определение ВАС РФ от 24.03.2009 № ВАС-2808/09 по делу N А76-1355/2008-5-156) суд не признал физические лица аффилированными из-за отсутствия родственных отношений – «Иванов А.С. не является аффилированным лицом по отношению к Петрову И.Р., так как он не является его родственником и имеет долю в размере 5% уставного капитала общества».

…то современные судьи не являются сторонниками нормативного формализма и принимают решения, учитывая в совокупности все обстоятельства дела.

В делах по оспариванию сделок в рамках банкротства, в частности, в Определении Верховного Суда РФ от 15.06.2016 N 308-ЭС16-1475 по делу N А53-885/2014 суд признал аффилированность, руководствуясь фактическими обстоятельствами, а не формальными критериями. «…даже неучастие должника в одной группе лиц с заемщиком еще не могло свидетельствовать о безосновательности поручительства (и залога), поскольку банк был не лишен возможности доказывать наличие фактической аффилированности между заемщиком и гарантирующим лицом любыми не запрещенными процессуальным законом средствами», – говорится в Определении.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector