1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Верховный суд объяснил, когда можно лишиться последнего жилья

Верховный суд объяснил, когда можно лишиться последнего жилья. Комментарий адвоката Сергея Высоцких для Право.ru

Должник взял крупный заём, купил пятикомнатную квартиру, а вместо того чтобы отдавать деньги кредитору, решил скрывать его. Сперва он попытался сделать это с помощью развода, а когда это не помогло – обратился к банкротству. Спустя восемь лет судебных тяжб дело дошло до Верховного суда, который разъяснил: статус единственного жилья не освобождает суды от проверки доводов кредитора.

История дела

В рамках своего банкротного дела Анатолий Фрущак попросил суд исключить из конкурсной массы пятикомнатную квартиру в Одинцове. Три инстанции пришли к единому выводу о недопустимости обращения взыскания на указанное жилое помещение: оно было единственным пригодным для постоянного проживания должника.

Кредитор Андрей Кузнецов решил оспорить это в Верховном суде (дело № А40-67517/2017 ). В своей жалобе он указал: суды общей юрисдикции еще в 2016 году выяснили, что квартира стала единственным жильём Фрущака в результате его недобросовестных действий.

Как должник пытался скрыть квартиру: хронология конфликта

  • С 31 августа 2004 года Фрущак был зарегистрирован и постоянно проживал в поселке Власиха, в квартире, от приватизации которой он отказался в пользу своей дочери Кручининой.
  • 2007 год. Фрущак получает у Даниэляна заём на $250 000.
  • 2008 год. Фрущак покупает пятикомнатную квартиру в Одинцове.
  • Август 2010 года. Право требования по договору займа переходит к Кузнецову.
  • Ноябрь 2010 года. Одинцовский горсуд заочно удовлетворяет иск Кузнецова на 8,7 млн руб.
  • Март 2011 года. Судебный пристав арестовывает квартиру.
  • Июнь 2011 года. Суд отменяет решение по иску Кузнецова и возобновляет производство по делу.
  • Июль 2011 года. Арест с квартиры снят.
  • Август 2011 года. Фрущак и его супруга Бизина заключают соглашение о разделе имущества, по которому пятикомнатная квартира в Одинцове стоимостью в 762 350 руб. достается жене, а должник получает 900 000 руб. от продажи автомобиля.
  • Сентябрь 2011 года. Суд еще раз удовлетворяет иск Кузнецова на 8,67 млн руб. Тогда же Бизина получает свидетельство о регистрации прав на квартиру. Через пять дней она дарит ее своей дочери Кручининой.
  • Ноябрь 2011 года. Апелляция подтверждает законность решения, оно вступает в силу.
  • Декабрь 2011 года. Возбуждено исполнительное производство, но Фрущак уже не является владельцем квартиры.
  • Февраль 2012 года. Брак между Фрущаком и Бизиной расторгнут.
  • Апрель 2013 года. Суд признает соглашение о разделе имущества супругов и договор дарения квартиры недействительной сделкой, совершенной с целью сокрытия имущества от кредитора. Прекращено право собственности Кручининой на квартиру.
  • Февраль 2015 года. На основании постановления судебного пристава-исполнителя зарегистрировано право собственности Фрущака на квартиру.
  • Май 2015 года. Пристав вновь арестовывает квартиру.
  • Ноябрь 2015 года. Фрущак добровольно снимается с учета из квартиры во Власихе.
  • Февраль 2016 года. Квартира в Одинцове передана на продажу на открытых торгах.
  • Апрель 2017 года. Фрущак подает заявление о собственном банкротстве.
  • Октябрь 2017 года. Фрущак прописывается в спорной квартире после снятия ареста и окончания исполнительного производства в связи с введением процедуры реализации имущества.

«Ситуация, при которой жилое помещение, ранее не являвшееся единственным пригодным для проживания должника, формально стало таковым, образовалась исключительно в результате совершения Фрущаком действий, направленных на ее искусственное создание», – указал кредитор. По его мнению, это свидетельствует о недобросовестном поведении должника, который злоупотребляет правом, пытаясь уйти от уплаты долга.

Читать еще:  Порядок проведения общего собрания собственников многоквартирного дома: как провести собрание собственников МКД

Решение ВС: суды не проверили обстоятельства дела

«Судебная коллегия полагает ошибочным вывод суда округа о том, что ссылки кредитора на судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правового значения», – указал Верховный суд .

Экономколлегия отмечает: нижестоящие инстанции не привели никаких мотивов, не указали каких-либо новых обстоятельств, возникших после возбуждения дела о банкротстве должника. Суды не опровергли доводы кредитора о том, что единственной целью подачи должником заявления о собственном банкротстве была попытка обойти вступившие в законную силу судебные решения и прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой суды уже подтвердили.

При таких обстоятельствах Верховный суд направил спор о квартире должника на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы .

Эксперты «Право.ru» о решении: исключение из правила

«Своим решением Верховный суд обеспечил для кредиторов баланс интересов в банкротом процессе. До сего дня закон о банкротстве предоставлял преференции и работал в большей степени на должника», – прокомментировали решение адвокаты кредитора Алла Кузнецова и Юлия Никишина.

С этой позицией не согласилась Юлия Литовцева из «Пепеляев Групп». По ее словам, само по себе решение нельзя назвать революционным, поскольку обстоятельства спора очевидно свидетельствуют о злоупотреблении должником своими правами, а практика применения ст. 10 ГК о пределах гражданских прав в делах о банкротстве граждан-должников уже выработана.

«Относительно возможности обращения взыскания на единственное жилье конкретного должника, что было бы интересно с точки зрения квалификации спорной квартиры как «роскошной», Верховный суд не высказался, оставив этот вопрос на рассмотрение нижестоящих судов.

Но в ходе нового рассмотрения дела может быть сформирован подход к вопросам оценки единственного жилья как роскошного, что будет очень важно в отсутствие соответствующих ориентиров в законодательстве» — добавила Юлия Литовцева.

С этим согласен и Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov & Partners: по его словам, такая позиция ВС была «абсолютно предсказуемой». Он напомнил: Конституционный суд еще в 2012 году (постановление № 11-П от 14 мая 2012 года) указал, что ограничение безусловного имущественного иммунитета на жилые помещения является прерогативой законодателя. «Сложно было рассчитывать, что Верховный суд предложит какую-либо концепцию о возможности обращения взыскания на дорогостоящее жилье – фактически он просто сослался на преюдицию и судебные акты судов общей юрисдикции, которые являются исключением из общего правила», – подчеркнул Лотфуллин и добавил, что сомневается во влиянии этой позиции ВС на судебную практику.

«Верховный суд все же упомянул, что при решении вопроса о том, является ли помещение единственным жильем должника, следует учитывать адрес его регистрации по месту жительства», – обращает внимание Сергей Высоцких из S&K Вертикаль.

Сергей Высоцких — адвокат S&K Вертикаль

По его словам, раньше суды ограничивались установлением факта, что исключаемое из конкурсной массы помещение является единственной собственностью, и не выясняли, живет ли он там фактически. «Есть шанс того, что суды отныне будут исследовать эти вопросы при разрешении подобных споров», – заключил он.

История одной тяжбы

Конфликт между Фрущаком и его кредитором Андреем Кузнецовым длится почти 10 лет. Суды в 2010-2011 годах признали наличие долга на сумму более 8 млн рублей, а Фрущак передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, та же подарила ее дочери. Затем, правда, суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье, стоимость которого составляет около 28 млн рублей, в единоличную собственность должника.

В апреле 2017 года Фрущак, долг которого перед Кузнецовым с 8 млн рублей вырос до тринадцати, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В августе суд удовлетворил его просьбу и ввел процедуру реализации имущества.

В том же месяце Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Арбитражный суд Москвы, апелляция и кассация встали на его сторону. Прежде всего, они сослались на позицию Конституционного суда (КС) РФ, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный статьей 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, предписав одновременно законодателю поправить кодекс, чтобы определить пределы этого иммунитета, исходя из принципа соразмерности при защите интересов кредитора. Но этого так и не произошло.

Читать еще:  Главные достопримечательности Калининграда

Кроме того, указали суды, необходимость обеспечения баланса интересов кредиторов и должника-гражданина требует защиты прав последнего не только путем соблюдения минимальных стандартов правовой защиты. Необходимо также сохранить для признанного банкротом гражданина и лиц, находящихся на его иждивении, «необходимый уровень существования, чтобы не оставить их за пределами социальной жизни», приводится позиция судов в материалах дела.

ВС допустил изъятие у гражданина-банкрота единственного жилья стоимостью 28 млн руб.

29 ноября ВС РФ вынес определение, которым направил спор между кредитором и должником, в рамках которого последний просил исключить из конкурсной массы его единственное жилье, на новое рассмотрение в нижестоящий суд.

Обстоятельства дела, принятые во внимание арбитражными судами

В мае 2007 г. Анатолий Фрущак занял 250 тыс. долларов США у физлица, впоследствии уступившего Андрею Кузнецову право требования возврата займа по договору цессии.

В августе прошлого года суд признал заемщика банкротом и ввел в отношении него процедуру реализации имущества должника, назначив финансового управляющего. Единственным кредитором должника был Андрей Кузнецов, его требование на сумму 13,8 млн руб. включили в третью очередь реестра требований кредиторов.

По завершении формирования конкурсной массы выяснилось, что кроме пятикомнатной трехэтажной квартиры в Подмосковье у гражданина нет иного имущества, которое могло быть взыскано с целью погашения задолженности перед кредитором.

Впоследствии Анатолий Фрущак обратился в суд с ходатайством об исключении из конкурсной массы спорной квартиры, которая была единственным жильем должника. Данное ходатайство было удовлетворено арбитражным судом г. Москвы. Апелляция и кассация оставили определение суда первой инстанции без изменения. Суды пришли к выводу о недопустимости обращения взыскания на единственное жилье должника. Свое решение суды обосновали ссылками на ст. 446 ГПК РФ, ст. 213.1, п. 1 и 2 ст. 213.25 Закона о банкротстве.

В этой связи Андрей Кузнецов обратился с кассационной жалобой в ВС РФ, в которой просил отменить вышеуказанные судебные акты и направить обособленный спор на новое рассмотрение. При изучении материалов дела Верховному Суду РФ потребовалось оценить обстоятельства, ранее установленные судами общей юрисдикции.

Ранее суды общей юрисдикции уличали должника в злоупотреблении своими правами

19 октября 2010 г. Одинцовский горсуд заочно взыскал с Анатолия Фрущака в пользу Андрея Кузнецова задолженность по договору займа и судебные расходы на сумму 8,7 млн руб. В январе следующего года было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого на спорную квартиру был наложен арест. Летом 2011 г. заочное решение суда было отменено, и Анатолий Фрущак заключил со своей супругой соглашение о разделе имущества – спорная квартира перешла супруге должника, а в собственность последнего достались 900 тыс. руб. Впоследствии супруги официально развелись, и бывшая жена должника подарила спорную квартиру своей дочери.

В 2013 г. суд признал соглашение о разделе имущества супругов и договор дарения спорной квартиры недействительными сделками, совершенными с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания по требованию кредитора, прекратив право собственности бывшей супруги и ее дочери на спорную квартиру. Судебный пристав-исполнитель восстановил права Анатолия Фрущака на квартиру и наложил на нее арест, оценив ее в 20 млн руб. Далее квартиру передали на реализацию путем открытых торгов в форме аукциона.

Также суды признали законность действий судебных приставов-исполнителей по реализации спорной квартиры. Кроме того, суд отказался удовлетворять иск бывшей супруги к Анатолию Фрущаку о разделе совместно нажитого имущества по причине недобросовестности действий истицы, направленных на сокрытие имущества от обращения на него взыскания.

В ряде судебных актов суды общей юрисдикции зафиксировали факт недобросовестности самого должника в виде злоупотребления своим правом, так как совершенные им действия препятствовали реализации спорной квартиры для погашения установленной судом задолженности. При этом суды установили, что с момента покупки спорной квартиры Анатолий Фрущак в ней не проживал, а был зарегистрирован по фактическому месту жительства. Регистрация должника в спорной квартире состоялась лишь в октябре 2017 г. (после снятия ареста со спорной квартиры).

Читать еще:  Как поехать в Европу волонтером надолго

Выводы Верховного Суда РФ

Оценив вышеуказанные обстоятельства, ВС РФ пришел к выводу о том, что применение ст. 446 ГПК РФ в части, касающейся обращения взыскания на жилое помещение, должно быть одинаковым как в исполнительном производстве, так и в процедуре банкротства. Как указал Суд, в обособленном споре единственный кредитор должника неоднократно ссылался на то, подача должником заявления о признании себя банкротом направлена на исключение из конкурсной массы должника единственного ликвидного актива – спорной квартиры, рыночная стоимость которой составляет 28 млн руб.

В этой связи ВС отверг выводы арбитражных судов о том, что ссылки кредитора на судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правового значения. ВС пояснил, что арбитражные суды присвоили спорной квартире статус единственного жилья в отсутствие каких-либо пояснений и без указания каких-либо новых обстоятельств дела. При этом они не опровергли доводы кредитора о том, что подача в суд должником заявления о собственном банкротстве преследовала единственную цель по обходу вступивших в законную силу судебных решений. Указанными действиями должник намеревался прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке.

29 ноября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение.

Мнения экспертов

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев считает, что с ВС сложно не согласиться, поскольку недобросовестное поведение должника, выразившееся в действиях, направленных на сокрытие спорного имущества с целью уклонения от обращения на него взыскания, уже было установлено судами в нескольких процессах с его участием. «Правовая позиция ВС направлена исключительно на соблюдение и защиту прав кредиторов от явного злоупотребления должниками своими правами», – пояснил он.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко назвала предъявление ВС повышенных требований к добросовестности должника в деле о банкротстве одним из важных акцентов определения. «Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника было признано законным судом общей юрисдикции еще до возбуждения дела о банкротстве, – считает эксперт. – Довольно странно, что арбитражные суды трех инстанций исключили из конкурсной массы это имущество, заняв более консервативную позицию, хотя значительная часть определения посвящена многочисленным попыткам должника предотвратить обращение взыскания на квартиру».

При этом она отметила, что нельзя быть уверенными в том, что при добросовестном поведении и отсутствии злоупотреблений должником своими правами было бы принято такое же решение в отношении квартиры, стоимость и размер которой были явно существенно выше средней стоимости и размеров жилого помещения, определяемых исходя из социальных норм. «Тем не менее судебный акт показателен для должников, которые неправомерно используют пробел в законодательстве в части исполнительского иммунитета и совершают действия, направленные на сокрытие имущества от кредиторов», – считает Александра Улезко.

Илья Прокофьев также обратил внимание на то, что в судебном акте подчеркнуты существенные обстоятельства, при которых обращение взыскания на единственное жилье становится возможным, – отсутствие регистрации по месту жительства должника в спорном «единственном» жилом помещении и его регистрация по иному адресу. «Ранее при рассмотрении аналогичных дел суды руководствовались только сведениями о наличии в собственности других жилых помещений, и в случае отсутствия другой собственности жилье признавалось единственным, – пояснил эксперт. – Возможно, позиция ВС благоприятно повлияет на практику рассмотрения судами аналогичных споров, привнеся в нее полноту и всесторонность».

Однако адвокат с сожалением заметил, что Верховный Суд не стал давать определение понятию «роскошное жилье», которое на настоящий момент не закреплено в законодательстве. «Вероятно, при новом рассмотрении арбитражный суд первой инстанции должен будет определить данное понятие и сформировать подход к отнесению жилого помещения к роскошному», – предположил он.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector